5 историй иммигрантов, которые остались в США по туристической визе

Добрый день, уважаемые посетители! В этой статье мы обсудим следующее: 5 историй иммигрантов, которые остались в США по туристической визе. Если по ходу у Вас назрел вопрос, спрашивайте, постараемся помочь! Надеемся, что информация окажется Вам полезна

Мы уехали в США, притворившись жертвами кровавого путинского режима. Лучше бы мы этого не делали

Мы живем в Америке уже год. В Екатеринбурге я в последнее время нигде не работала, а здесь устроилась оператором в отдел доставки местного ресторана. Денис в Екатеринбурге был электриком, этим же он занимается и в Штатах.

Переехать в США захотел именно Денис. Он читал блог одного парня из Беларуси, который тоже работал электриком и решил переехать в Штаты. Блогер подробно описывал этапы своей жизни, рассказывал, что работа там легче, люди добрее, а еще есть возможность недорого построить себе дом. Он начал мне показывать все это, говорить, как там прекрасно.

А для меня Америка была последней страной, которую я хотела посетить в качестве туриста. Жить там тем более не хотелось. Но, видя, как это важно для Дениса, я согласилась — отнеслась к переезду как к приключению. Полетела с мыслью, что вернуться никогда не поздно.
Мы получили туристическую визу на полгода
. Для этого пришлось ехать в Грузию, так как на тот момент посольства США в России почти не работали. Когда у нас уже были все документы, в том числе билеты, одна знакомая в Америке посоветовала выйти на одиночный пикет. Она объяснила, что так делают многие, чтобы подать в США на политическое убежище и получить гражданство. Тогда мы еще не знали, каким образом останемся жить в Америке, поэтому Денис решил выйти на пикет на всякий случай.

Все это происходило, когда Навального в очередной раз арестовали на 50 суток. Его штаб агитировал всех на непрерывное пикетирование. То есть ребята должны были меняться каждый час. Но к нашему приходу там никого не было, да и после нас смена тоже не пришла.

Нам еще советовали, что лучше нарваться на конфликт с полицией. Но Денис решил не рисковать, чтобы у нас не пропали билеты и виза. Да и полиция особо не интересовалась происходящим. Только пару раз подходили люди и спрашивали, зачем Денис тут стоит.

Уже в Америке мы поняли, что политическое убежище — это самый худший метод легализации. Это долго, труднодоказуемо и не очень надежно, особенно если речь идет о политических гонениях. Потому что пока твое дело рассматривают, ситуация в стране меняется. Так происходит с ребятами из Украины, которые подавали на убежище несколько лет назад, а рассматривают их просьбы сейчас. Зеленского выбрали президентом, а в стране стало спокойнее, поэтому украинцам сложнее получить убежище.

Хотя на самом деле понять, чем руководствуются офицеры при одобрении или отказе в политическом убежище, сложно — можно только гадать. Тут много всяких странных теорий. Например, говорят, что чаще одобряют по утрам.

Большинство эмигрантов сейчас подают документы как секс-меньшинства (больше половины, думаю, ими не являются) либо делают упор на религию или национальность. Свидетелей Иеговы (запрещенная в России организация, — прим. ред.) в РФ объявили сектой, поэтому их стало очень много среди уже приехавших.

Самым надежным и быстрым способом получить гражданство в Америке считается брак. Поэтому одиноким молодым ребятам чаще всего отказывают в туристической визе. И тут необходимо понимать, что играть в пару нужно весьма убедительно, так как вас также будут вызывать на интервью с целью проверки искренности ваших чувств. Я даже видела пособие для подготовки к интервью для фиктивно замужних. Пробыть в браке надо от двух до пяти лет в зависимости от того, грин-карта тебе нужна или гражданство.

Многие живут тут годами по студенческой визе, постоянно меняя места обучения. Но в этом тоже есть сложности с работой и посещением занятий. Куча ребят приезжают по системе work and travel и не хотят уезжать обратно.

Еще больше людей, которые остаются в Америке нелегально. Твой статус и документы могут проверить лишь в случае грубого нарушения закона. Здесь нет проверок на прописку просто так, как у нас. Более того, мы как-то заглохли на трассе, к нам подошел полисмен и спросил, что случилось. При этом он даже не проверил наличие водительских прав, которых, к слову, у Дениса и не было. У него есть только международные, которые он сделал в России, но они здесь не действуют.

Мы же с Денисом пока пытаемся получить политическое убежище. Срок действия туристической визы закончился в апреле и несколько месяцев мы оставались нелегалами. Сейчас находимся в процессе получения убежища — это уже легальные основания, чтобы тут оставаться. Мы ждем интервью — если нам откажут, дело будет передано в суд. Сейчас мы думаем обратиться к паралегалу — это человек, который занимается твоей легализацией в США. Он помогает писать историю для твоего дела, а иногда и придумывает ее с нуля. Посмотрим, что из этого выйдет.

Но ситуация у нас непростая. Пока идет процесс, мы не можем уехать в Россию даже ненадолго, чтобы повидаться с друзьями и близкими, иначе нас в США обратно уже не пустят, так как ранее мы нарушили сроки пребывания по туристической визе. При этом процесс рассмотрения нашего дела может быть долгим — как минимум еще два года. Когда я получу грин-карту, я смогу приехать в Екатеринбург, хотя на границе могут задавать вопросы. А вот у Дениса, как у основного фигуранта дела, ситуация еще хуже. Он не может вернуться до получения гражданства, а это еще несколько лет после получения грин-карты. При въезде у него резонно спросят, почему он поехал в страну, из которой бежал, опасаясь за свою жизнь. И грин-карту отберут, и депортируют. С гражданством он уже сможет делать что угодно — его отобрать не могут.

Денис не видит в этом большой проблемы. А вот я более сентиментальна и уже много раз думала о возвращении. Сейчас, правда, все больше о временном. Почти за год жизни в Америке привыкла. Но если я решу вернуться в Россию насовсем, то здесь для меня никаких последствий не будет — вся процедура получения убежища конфиденциальна, тут про это никто не узнает.

Больше историй о татарстанцах за границей:

Мне нравится, что в США уважают чужое личное пространство. Твоя история, твои мнения — только твое дело, американцы проще относятся к тому, что ты — другой. Россия в этом плане — страна советов: наши люди лезут даже туда, куда ты их не просишь. Я постоянно вспоминаю сериал «Секс в большом городе»: мне кажется, это типично американская история, когда все четыре героини очень разные и все равно дружат. Сейчас на Ки-Уэсте у нас есть друзья, с которыми мы бы в России, возможно, даже общаться не стали из-за слишком разных интересов.

Поначалу меня с непривычки напрягала местная приветливость. Если ты с ребенком, уровень внимания к тебе сразу возрастает вдвое: все спрашивают, сколько ей лет, откуда вы приехали, как у вас дела. А еще я заметила, что у всех американцев есть мини-презентация, которую они рассказывают о себе при первой встрече. Отдельная история у меня была с языком. По-моему, то, что в российских школах и университетах не учат воспринимать носителей английского на слух, — большая проблема. Мне понадобилось довольно много времени, чтобы научиться расчленять поток, который льется мне в уши, на отдельные понятные слова. За год мой английский стал гораздо лучше, но, думаю, окончательно я его подтяну, когда пойду работать.

Сати однозначно понимает, что дома и на улице с ней говорят на разных языках, — она, например, пока не любит английские книжки. При этом от детей на площадке она узнает кучу слов и тут же их подхватывает. Cookie — это ведь не только звучно, но и вкусно, а если она слышит слово в какой-то интересной ситуации, то тут же его запоминает. Но кто по-настоящему обожает общаться на английском, так это мой муж. Каждые выходные мы ездим на один пляж. На въезде — будка с охранником, платишь три доллара и проезжаешь. Раиф все время говорит ему: «Привет, это снова мы!» Я говорю: «Да он же тебя не помнит!» Но ему, кажется, просто в кайф лишний раз что-то сказать местному.

Мыслей о возвращении в Россию у нас нет. Год в Америке — это очень мало, я понимаю, что я свои возможности вообще не проверила, потому что пока моей главной задачей было материнство. Мне хочется снимать фотопроекты, путешествовать по стране — американцы постоянно переезжают из штата в штат, там это в порядке вещей. А еще мы планируем копить на даунпеймент (первоначальный взнос. — Прим. «Инде») за собственное жилье. Через пять лет жизни в США у нас будет право на получение американских паспортов — я очень этого хочу. Надо будет пройти собеседование, сдать тест по истории Америки. Американское гражданство даст кучу привилегий — можно будет посещать десятки стран без визы. Как в детстве во всех этих фильмах: человек приходит в аэропорт в одном пиджачке и говорит: «Один билет в Париж». А еще образование для граждан Америки на 50 процентов дешевле, чем для иностранцев.

Ки-Уэст, манго и фотопроекты

Мы выбрали Ки-Уэст (город на одноименном острове, штат Флорида; самая южная точка США. — Прим. «Инде»), потому что у Раифа там много друзей — в один из прошлых разов в Америке он жил на острове. Мы хотели снять квартиру заранее, но хозяева всегда запрашивают информацию о доходах и месте работы, а у нас еще ничего не было. В итоге так было даже лучше: мы взяли билеты на 12 сентября, а 10-го по Флориде прошлась «Ирма». 10 дней мы жили в Майами, потому что дорога на Ки-Уэст была закрыта после урагана.

У мужа банковское образование, в последнее время в Казани он работал риелтором. Ему предлагали позицию в банке в Майями, но он сказал, что не хочет этим заниматься, и устроился сервером на Ки-Уэсте — он встречает гостей в отеле и, надеюсь, скоро станет менеджером. Он много работает, и тут это ценят — как-то мы общались с одной пожилой парой, и они все повторяли: «Главное в Америке — работать, тогда у вас все будет».

Я пока сижу с ребенком. Когда мы только переехали, я хотела сделать фотопроект про людей, приехавших в США из разных стран: семью индусов, которые держат продуктовый магазин недалеко от нашего дома, боливийского военного, женатого на русской, большую местную еврейскую диаспору. Но с маленькой дочкой это трудно: тут нет бабушек и дедушек, с которыми ее можно было бы оставить, а я хотела проводить с героями съемок время, чтобы они раскрылись и это был настоящий документальный проект. При этом я не из тех людей, которые могут заниматься домашними делами круглосуточно, — мне надо куда-то девать творческую энергию.

Постепенно я начала писать картины. Занимаюсь этим, пока Сати спит. Это мое любимое время дня: я полностью обнуляюсь, чувствую прилив сил. Сейчас думаю попробовать продавать работы — на Ки-Уэсте очень много картинных галерей. Даже если не получится, писать я не брошу — мне это ужасно нравится.

Меня прельщает мысль, что мы живем у океана и можем неограниченно пользоваться солнцем, водой и хорошими продуктами. Дома можно приготовить что угодно: четыре спелых манго стоят пять баксов, авокадо просто потрясающие, сыр и вино недорогие и качественные.

Этот пост предыстория к посту «Как я квартиру в Нью-Йорке искала.»

https://pikabu.ru/story/kak_ya_kvartiru_v_nyuyorke_iskala_67…

Переехать в Нью-Йорк я решила 25 Марта 2021 года. Об этом у меня имеется запись в дневнике, с детальным описанием “вещего сна”, где я летела над темной планетой Земля, а ярко освещенный Нью-Йорк зазывал и манил меня огнями и обещаниями лучшей жизни.

Идея уехать куда-нибудь подальше тлела уже давно, но до этого сна я не могла решить куда именно. Чашу моего терпения в плане окончательно мылить лыжи и сваливать хоть куда перевесило не то, что я жила с родителями в однушке, а на мою зарплату не могла позволить себе снять отдельное жилье; даже не то, что получая зарплату я тратила треть на минимальную косметику; даже не из-за кошки, которую я сама притащила в однокомнатную квартиру и у меня на неё началась жуткая аллергия, а отдавать ее обратно уже было поздно.

Окончательно решила я уехать из за лучшей подруги. Точнее из-за того, что праздновать 8 марта к себе домой она позвала всю нашу тусовку, кроме меня.

— Извини, на всех не хватит стульев. — сказала она, когда я позвонила узнать “чезафигня”.

Это был удар. Но я сама виновата. Не надо было мило беседовать с ее прошлым парнем Геной, когда он пригласил нас обеих к себе домой пить чай с тортом. Позже я узнала, что для неё он «даже пирожное не купил, не то, что целый торт и никогда не был таким милым.»

Она активно пыталась устроить свою личную жизнь и своего нового парня она оберегала от меня как зеницу ока. То, что они встречаются я узнала последней. С ним мы не пересеклись, кроме того вечера Нового Года, когда они познакомились. Проплакав все 8 марта в одиночестве, я твёрдо решила, что ничегошеньки меня больше здесь не держит и подсознанию было дано указание срочно решить куда линять.

Душа ̶п̶р̶о̶с̶и̶л̶а̶ требовала пространства, энергии и адреналина. Ни мой город-миллионник, ни даже Москва не могли удовлетворить мои скрытые потребности, которые томили и изводили меня. Раз придётся начинать новую жизнь с нуля, то и город надо выбрать достойный.

И вот в тот день, 25 Марта 2021 года, портал открылся и я чётко поняла, что Нью-Йорк — это мой город мечты и мне срочно надо туда. Идея уехать в Америку у меня уже была, ещё на первом курсе универа. Тогда я доставала родителей просьбами отправить меня в США по программе “Work and Travel”, но денег, как обычно, не было. Все более-менее состоятельные родственники отказались помочь, и я распрощалась с этой затеей.

Теперь же, несколько лет спустя, у меня за плечами было две вышки, опыт работы, хороший английский и свои, какие-никакие, деньги. Я была самостоятельной и могла принимать решения.

Мама села на стул и охнула, папа сказал «Молодец» и ушёл курить.

— На какие деньги ты поедешь?

— Надо накопить сначала на три месяца хотябы!

— Ты с ума сошла. — ну и много ещё чего сказала мама, но ворчала не так уж долго. Она знала свою дочь, которая раз решила, то сделает.

Я начала висеть на форумах задавая вопрос «Как переехать в Нью-Йорк»?

Большинство ответов были предсказуемые: тебе не дадут визу, жизнь тут сложная, работу не найдёшь, жильё не найдёшь, ищи работу по уходу за стариками и все в таком духе.

«Я могу помочь. Дай телефон» вдруг прилетело сообщение в личку.

Мы созвонились с Марком, который представился русским адвокатом из Бруклина. Зная, что я работают туризме из моих постов на форуме, он сказал, что может сделать мне бизнес-приглашение, так как они планируют открыть отдел туризма и им требуются специалисты с моими знаниями рынка. По зарплате он сразу сказал, что платить ничего не будет, чисто комиссионные, я должна буду сама наладить производство. Я была согласна на все и через пару недель у меня на руках было официальное приглашение от турфирмы, с красивой золотой печатью.

Бизнес-визу я получила легко, у меня уже было несколько поездок в Европу к родственникам и друзьям.

На том же форуме я виртуально познакомилась с Марио. Он казался вполне адекватным и предложил диван в своей квартире на время. Квартира располагалась в центре Манхэттена и «в квартире есть лофт.» В общем, я решила воспользоваться каучсерфингом, до того, как этот сервис был изобретён. Я старалась не думать об опасностях, которые могут меня подстерегать. Я хотела ухватиться за любую соломинку, чтобы уехать.

На мое сообщение, что я переезжаю в Нью-Йорк на работе отнеслись с иронией.

— Там же финансовый кризис! Зачем ты туда едешь? — сказала директор.

— Америку же затопит через 10 лет. — сказал зам.

Забегая вперёд скажу, что после моего переезда кризис достаточно быстро докатился до России и весь наш офис был уволен.

Забегая далеко вперёд (аж на 10 лет), скажу, что Америку не затопило.

Купив билет в Нью-Йорк на полторы зарплаты и скопив то, что смогла скопить до Октября 2008, а именно 400$, я отправилась в Нью-Йорк.

Прощалась я с папой в аэропорту навсегда, сама этого не зная. Он скоропостижно умер через несколько лет от рака корня языка.

***

— Летишь к своему парню в Нью-Йорк? — спросил меня тучный сосед афро-американец, который занял процентов 15% моего места в самолете.

— Да, к парню. — зачем-то не поправила его я.

— И где он живет? На Брайтон Бич?

— Нет, он живет в Манхэттене и у него свой бизнес.

Сосед был впечатлён, видимо, и больше вопросов все 10 часов полёта не задавал.

Я не знаю, зачем я не сказал, что парень он совсем не мой. Марио был вообще не в моем вкусе. Да, он пытался перевести виртуальный разговор в более романтичное русло, но я никак не могла заставить себя видеть в нем больше, чем соломинку, за которую я цеплялась. Адвокат спрашивал, есть ли у меня где остановиться, и я отвечала, что есть. Мне не хотелось обсуждать личную жизнь с потенциальным работодателем и казаться отчаявшейся девушкой, которой надо было решать все проблемы.

***

Я ожидала чего угодно от аэропорта Джона Кеннеди, но только не унылого здания и кучи таксистов на выходе, пытающихся урвать новоприбывших, как на Казанском вокзале. Я думала, что в Нью-Йорке уже был 22 век, но увы.

Марио задерживался. Он задерживался уже на час. Даже водители перестали меня теребить и с жалостью и любопытством поглядывали на меня. Я никак не могла дозвониться из автомата до адвоката, его телефон был недоступен. Телефон Марио также не отвечал. Я просто сидела на скамейке аэропорта, р̶а̶з̶м̶ы̶ш̶л̶я̶я̶ тупо смотря в пол.

И, О, Чудо! На входе показалось то, что было знакомо мне по фото и видеочатам. Марио.

— Извини, что я опоздал. Я ругался с одним чуваком, который должен мне деньги. Он не заплатил мне за работу и я с ним ругался целый час! — ну здравствуй, Нью-Йорк, подумала я.

Мы сели в шаттл и поехали в Манхэттен.

Уже темнело и мы заехали по мосту Квинсборо. Когда я увидела панораму Манхэттена. У меня захватило дух.

«Когда с моста Квинсборо смотришь на город, это всегда так, будто видишь его впервые, будто он впервые безрассудно обещает тебе все тайное и все прекрасное, что только есть в мире». (цитата из книги Скота Фитцджеральда «Великий Гэтсби»)

Марио особо не доставал меня разговорами, за что я ему была благодарна.

Зайдя в его квартиру у меня случился культурный шок. Сейчас я бы с интересом и даже восторгом восприняла бы этот “художественный беспорядок”, с оголенной кирпичной стеной в ванне и голыми трубами, с кучей картин, книг и всяким хламом где только можно. Висящий на стене велосипед сейчас бы вызвал во мне умиление. А так называемый “лофт” вызвал бы улыбку и восхищение, что так мудро распорядились пространством. На самом деле это была просто большая двухэтажная кровать, в которой отсутствовал первый уровень.

На окнах висели какие-то тряпочки. Я поняла почему ни разу не попросила Марио показать мне квартиру по видеочату. Подсознательно я боялась увидеть именно это, поэтому старательно закрывала глаза не все, что могло бы пошатнуть мое твёрдое желание приехать в Нью-Йорк.

В моем тогдашнем воображении все квартиры Нью-Йорка выглядели как апартаменты с Парк Авеню, но только не это обшарпанное нечто.

Хэй, я получила диван бесплатно, что мне ещё нужно?

Я кое-как приняла душ, стараясь не смотреть на то, как выглядела ванна. Пишу это и думаю, ну какая же я была дура бесстрашная. Марио “по дружески“ пытался присесть на мой диван, но я попросила его оставить меня одну, мне безумно хотелось спать.

На утро Марио отвёл меня на завтрак в отель Нью-Йоркер. Там я впервые столкнулась с гигантскими тарелками и кучей еды в ней. Столько еды я не съем за весь день, подумала я. И действительно, тот завтрак прослужил мне также ужином.

После завтрака Марио ушёл на работу в лавку по продаже ламп (как он сказал), а я отправилась в Бруклин на встречу с адвокатом.

— Ты точно нормально устроилась? — спросил адвокат, когда мы познакомились лично и немного пообщались насчёт бизнеса.

— Да, да, все нормально, я остановилась у знакомого. — мне действительно не хотелось смешивать личное и работу.

— Ну хорошо. Можешь приходить когда будешь готова, хоть завтра. Вот тебе стол, вот компьютер. Все сервисы мы тебе подключим. Поиск клиентов и разработка направлений на тебе. Зарплаты нет, как я тебе уже говорил, работать будешь на комиссионные от продаж.

Я подумала, что попробую найти какую-то подработку на время, пока не начну получать доход. Я хорошо знала рынок Европейских бюджетных туроператоров и это должно было пользоваться спросом у местных. Также здесь хорошо шли круизы и Карибские острова.

После встречи вернулась я домой достаточно рано и закрутив рукава принялась за уборку.

Сейчас я знаю, что такое личное пространство и частная собственность, что нельзя ничего трогать без разрешения хозяина, даже если по-твоему это плохо лежит. Но тогда во мне жил русский пофигизм и “язнаюкаклучше”.

Я провела несколько часов за уборкой и привела квартиру в божеский вид часам к 9 вечера. Поужинала я остатками завтрака, приняла душ и пошла спать.

Дверь отворилась в районе 11 ночи.

Марио пришёл, подумала я, но мужской силуэт был совсем не похож на Марио. Мой диван располагался в зале, как раз напротив входа. Мужчина начал перебирать почту в холе, потом прослушал голосовые сообщения на автоответчике. Вдруг он медленно начал оглядываться по сторонам, потом включил свет и увидел меня.

— Who the fuck are you? What the fuck did you do to my house, you fucking cunt?

Дословный перевод:

— Девушка, вы кто? Что вы посмели натворить в моем доме?

Я судорожно натянула одеяло до подбородка, пытаясь что-то выдать в ответ.

Он начал ходить по квартире и тыкать пальцами во все места, которые я убрала или переставила.

— What the fuck did you do!??? Who are you? You are fucking whore. You ruined my paintings!

Дословный перевод:

— Девушка, вы испортили мои картины, я очень расстроен.

Я подумала, что картины были какой-то детской х̶е̶р̶н̶е̶й̶ мазней, я не подумала, что они что-то стоят. Эх, не бывала я на тот момент в художественных галереях СоХо, не ходила я по музею Современного Искусства и Метропрлитену.

— Сколько ты уже здесь живешь? — спросил он.

— Я прилетела вчера.

— Не ври, сучка ты гребаная. Чтобы провернуть это все с квартирой требуются недели!

— Я все это сделала сегодня после обеда.

— You fucking liar, cocksucker whore, prostitute, cunt. Get out of my house!

В общем, он попросил меня покинуть квартиру. Я кинулась к чемодану и начала напяливать на себя джинсы и футболку.

И тут явился Марио. Этот мужчина накинулся на него чуть ли не с кулаками, пытаясь выяснить что здесь происходит. Мне хотелось бы выяснить тоже самое.

— Ты мне должен депозит! Ты прожил месяц на депозит и до сих мне не вернул его! Ты ещё и проститутку сюда привёл! Ты мне должен восстановить стоимость испорченных картин! — орал он как ненормальный.

Марио вытащил его на лестничную клетку и закрыл дверь. Там они ругались очень долго, а я скоропостижно сгребала свои вещи в чемодан.

Марио вернулся и пытался выглядеть невозмутимым. Оказалось, что это хозяин квартиры, а Марио эту квартиру у него арендует. Хозяин вскоре зашёл обратно и продолжил выяснять отношения.

С меня было достаточно и я выбежала на улицу со своим чемоданом, слыша в ответ оскорбления. Марио увязался за мной.

— Здесь недалёко есть хостел. Я пойду с тобой. — сказал Марио. У меня не было подключённого к вай фаю телефона, у меня вообще не было смартфона, только старенький кнопочный телефон ещё и без сервиса, так что я не знала куда мне идти и что делать.

Я позволила Марио пойти со мной.

— Стоимость койко-места $40 за ночь. — сказала консьержка, мрачно поглядывая на странную пару.

— У тебя есть деньги? — спросил Марио.

Я отдала 40$ и у меня осталось всего 360$ на неопределённое время.

В комнате были две двухэтажные кровати, в легла на одну из них и свернулась в клубок. Марио сел рядом и начал что-то объяснять.

Я попросила его отсесть. Но вместо этого он лёг и попытался меня обнять. Я силой оттолкнула его и сказала, что буду кричать. Он перелег на соседнюю кровать. Заснуть я не могла, а он долго ворочался и начал стонать, приговаривая, что ему плохо и у него болит сердце. Я на это не купилась ни разу, а он решил позвонить в 911 и вызвать себе скорую.

Когда приехали парамедики , он притворился умирающим. Почему я знаю, что притворился, потому что когда они загружали его на тележку и не видели его лицо, он улыбнулся и кинул мне свой телефон, сказав «я тебе позвоню».

Я не знаю, спала ли я в тут ночь. Если и спала, то сон был поверхностный и тревожный. Утром я оглядывала комнату хостела, не веря своим глазам, что я здесь. В Америке я была всего вторую ночь и я уже оказалась на улице и меня облили дерьмом с ног до головы. Я оставила сумки в камере хранения а хостеле и отдала телефон Марио консьержу, сказав, что мужчина забыл его в комнате.

Мне нужно было определиться, что делать дальше. Я пошла купить себе завтрак в Данкин Донутс и потратила ещё 4$ на кофе и булочку. Итого у меня оставалось 356$.

Я разменяла доллар на четыре 25 центовые монеты и позвонила адвокату из уличного телефона.

— Меня выгнали из дома, я ночевала в хостеле. — виновато сказала я.

— Я же тебя спрашивал вчера русским языком, хорошо ли ты устроилась?! Быстро приезжай в офис!

Я дошла обратно до хостела, забрала свои сумки и доехала на метро до офиса.

Адвокат не сильно меня чморил, он уже пытался найти мне комнату, или на худой конец диван.

Узнав, что у меня осталось всего 355$ он покрутил глазами в голове, не знаю точно как перевести «rolled his eyeballs», типа «закатил глаза».

— Ладно, я помогу первое время, но ты выплатишь мне все до копейки. — он поставил на уши весь свой офис и они принялись звонить кто кому мог, чтобы найти мне приют.

Тем временем я связалась с мамой, которая не находила себе места там в России.

— Срочно позвони тете Вале по этому телефону. Ее телефон мне дала Нина из Израиля, она с ней до сих пор держит связь. Помнишь тетю Валю? Мы с ней 10 лет проработали в одном офисе, ее муж дядя Гена ещё папе зуб мудрости удалил, папа потом на него ещё долго матерился...

Тетю Валю я помнила смутно, это было ещё до нашего переезда в Россию из страны ближнего зарубежья. Все наши друзья-родственники разъехались кто-куда, после того, как начались репрессии русских.

После разговора с мамой, я сразу же набрала тете Вале. Она была в шоке, и попросила перезвонить завтра, так как ей нужно было поговорить с мужем.

День подходил к концу, но место мне пока найдено не было. Адвокат попросил девочку-секретаря взять меня на ночь к себе. Она неохотно согласилась и ночь я провела в ее квартире, но мне дано было понять, что это всего лишь разовое приглашение, так как она «уезжала погостить к друзьям» и неизвестно когда будет обратно.

На следующий день я опять пришла к адвокату в офис и мы продолжили поиск пристанища. Я решила позвонить тете Вале после обеда.

— Ой, ты вчера не оставила нам свой телефон. — сказала тетя Валя виновато. — Мой муж на меня за это ругался. Где ты сейчас? Я отправлю сына забрать тебя и ты можешь пожить у нас.

Я дала им адрес офиса. Тут вошёл адвокат и с радостной улыбкой на лице сообщил:

— У меня хорошие новости! Я нашёл тебе диван в квартире всего за 250$ в месяц. Это здесь в Бруклине. Я заплачу за первый месяц, а ты мне все отработаешь.

— А я нашла маминых знакомых, они сейчас за мной приедут.

Сын тети Вали и его жена приехали за мной в течении часа-двух. Практически молча погрузили меня и чемодан в свою машину и увезли в неизвестном направлении. До сих пор помню удивленное лицо адвоката и его сотрудников.

У тёти Вали я прожила три недели, за это время смогла найти работу и квартиру. С адвокатом мы сохранили дружеские отношения и он отнёсся с пониманием к тому, что без оплаты я просто бы не выжила и что мне надо было срочно найти работу на зарплату, а не на комиссионные.

Марио я написала, что оставила его телефон у консьержа в хостеле и больше с ним не контактировала.

С работой в Нью-Йорке тоже было много приключений, но про это уже не в этом посте, если кому-то будет интересно.

Стоит ли оставаться жить в США нелегально

Америка – страна не особо открытая для иммиграции. Способов стать ее гражданином по собственному желанию не так уж и много. Часто среднестатистическому человеку и они недоступны. Поэтому у многих молодых людей возникает желание приехать в США по туристической визе или по программе Work and Travel,а затем порвать свой паспорт, и остаться жить нелегально.

Однако, так поступать не стоит, и на это есть несколько причин:

  1. Если человек просрочил визу, то он не сможет выезжать на родину. Никогда не увидит свою семью и друзей, и это очень печально. При пересечении границы США, дорога назад будет закрыта навсегда или минимум на 10 лет.

  2. Для аренды жилья, необходимо показывать документы об оплате налогов, кредитную историю и рекомендации. Без документов жилье можно снять только у частников и в плохом районе. Жить придется в постоянном страхе, что хозяин в любой момент выгонит на улицу.

  3. Медицина в Америке очень дорогая, а стоматология даже со страховкой дороже, чем дорога туда и назад в Россию. У нелегалов нет страховки, а случаи бывают разные – аппендицит, камни в почках, инфекционное заболевание или случайная травма.

  4. Нелегалы в Америке не могут взять кредит, потому что у них нет кредитной истории. У них нет надежды на покупку квартиры, потому что накопить на нее деньги самостоятельно – нереальная затея. В критической ситуации рассчитывать на финансовую помощь также невозможно.

  5. Любой недоброжелатель сможет шантажировать нелегала обращением в полицию. Жить придется в постоянном страхе.

  6. Без документов невозможно не только вернуться в Россию, но даже просто отправиться в путешествие в другую страну.

Легко назвать еще множество печальных последствий неразумного решения остаться жить в Америке нелегально. Любой нехороший человек обидит нелегала, а возможности обратиться в полицию не будет. Работать придется тяжело и много, и если работодатель обманет, заплатив сумму меньше оговоренной, никто его за это не накажет.

Вступление в брак на территории США

Брак с гражданином Америки по взаимной любви – это очень простой способ для красивых девушек. Парням везет меньше, потому что американки редко проявляют желание выйти за парня с плохим английским, который в их стране еще ничего не добился.

Некоторые предприимчивые граждане США, желая подзаработать, соглашаются на заключение фиктивного брака с иностранцами. Но этот способ не очень хорош и надежен, потому что документы, дающие право на легальное проживание в Америке не дают сразу после брака.

Через год будет назначено собеседование, которое должно подтвердить подлинность брака. А в течение года в гости могут прийти социальные работники, чтобы проверить, как проживают молодожены. В случае успешного прохождения экзамена на подлинность брака, дадут временную грин-карту. Только через два года состоится финальное интервью, если все будет хорошо – счастливый иностранный гражданин или гражданка получат настоящую грин-карту.

Это длительный и кропотливый процесс, а в качестве фиктивного суженого, может попасться не очень порядочный тип, который передумает после оплаты его услуг или начнет шантажировать. Тем иностранцам, которых уличат в заключении фиктивного брака, грозит депортация. Не стоит рисковать, используя этот метод, материальное затраты будут велики, а гарантия успеха очень мала.

Эксперт

ДмитрийСтатьи

Руководитель туристических информационных проектов. Travel эксперт международного туризма, посетивший следующие страны: Бали, Таиланд, Гонконг, Кипр, ОАЭ, Доминиканскую Республику, Швейцарию, Германию, Францию, Турцию, Белоруссию, Украину. Путешественник, побывал в древних городах «Золотого кольца» и в других городах России: Сергиев Посад, Кострома, Суздаль, Владимир, Углич, Рязань, Тула, Коломна, Курск, Воронеж, Серпухов, Осташков, Нижний Новгород, Чебоксары, Йошкар-Ола, Казань, Санкт-Петербург, Москва и другие.

Итог

Можно иммигрировать в Америку будучи гением или бизнесменом, но для этого необязательно получать туристическую визу. Для тех, у кого нет особых природных данных или своего бизнеса, есть путь иммиграции, который предусматривает получение на первом этапе туристической визы. Вот некоторые варианты:

  • выйти замуж за постоянного жителя Америки;

  • получить политическое убежище;

  • сделать рабочую визу Н1-В (реально для программистов, говорящих на английском, и приехавших в США по туристической визе);

  • поступить в учебное заведение Америки, и работать на его территории.

Чтобы надолго остаться в Америке на законных основаниях, приехав по туристической визе, нужно изменить статус пребывания в стране. Некоторые варианты не дают гражданства, требуют денег и времени, но позволяют спокойно и легально жить в США. Легких, бесплатных и быстрых путей нет, многие адвокаты предлагают решить все проблемы людей, желающих переехать в Америку. Нужно помнить, что для нечестных юристов – это отличный способ заработка на естественном желании человека жить лучше. Для успеха следует обращаться за помощью к соотечественникам и проверенным специалистам, хорошо изучить английский перед путешествием в Америку, и возвращаться в Россию, если что-то не складывается.

Заключение

Переезд по туристической визе подразумевает, что вы не стеснены в финансах. Не только на сам иммиграционный процесс, но и на повседневную жизнь продолжительное время. Поскольку получать зарплату на территории США вы и супруг или супруга не можете.

На момент переезда у меня были около $65 тысяч и небольшой (по американским меркам) доход от бизнеса в России. Я сильно недооценил бюджет мероприятия… Но, справедливости ради, мой опыт оказался одним из самых сложных. И это несмотря на то, что изначально и с далее у нас были идеальные данные.

У большинства всё же проходит более гладко и менее затратно. Но, повторюсь, система малопредсказуема, адвокаты неидеальны, а испытания судьба подбрасывает нескучные.

Приехав в США, нужно будет рассматривать абсолютно все варианты: искать работодателей супругу или супруге, готовых на спонсорство (что мы и сделали, подстраховавшись ещё одним кейсом по супруге), а себе строить бизнес — или наоборот.

А попутно вникать, вникать и вникать. Также вам надо будет ещё где-то и на что-то жить, обустраиваться, решать вопрос с детьми и ещё очень много других нюансов. Я буду очень рад, если эта статья поможет сэкономить вам хоть какие-то время, деньги и нервы.

Я знаю пример заслуженной танцевальной пары, которая приехала по турвизе буквально с парой тысяч долларов, нашла работодателя, получили О-категорию и будет подаваться на ЕВ. Да, они не потратили столько денег, сколько я, но потратят свои годы в «трудовом рабстве».

Спасательный круг

А теперь я расскажу о том, о чём умалчивают некоторые адвокаты. А если и знают, то не имеют опыта его применения. И это, поверьте, может стать спасительной соломинкой.

Наш адвокат, который буквально провалил наши кейсы, сам не рассказал мне об этой возможности. Я об этом узнал, метясь в жуткой агонии по консультациям с другими адвокатами.

Существует меморандум к статье 245(k) (ищется по запросу «memorandum 245(k))»). Он «прощает» подающимся на ЕВ-категории до 180 дней нелегального пребывания или неразрешённого трудоустройства!

Иными словами, если вы вылетели из статуса, ожидая LC, но получили его и укладываетесь в 180 дней без статуса — ваша очередь напиваться или бежать марафон. И это огромный плюс по сравнению с L- и О-категориями.

Введение

Любой кейс в иммиграционной службе и виза или «конверт» (пакет документов на грин-карту) к нему — два разных процесса. Виза — только право на въезд, выданное консульством, за которым стоит кейс, рассмотренный и одобренный в USCIS (ФМС).

А между ними ещё есть Department of State (NVC или КСС), который занимается формированием визового пакета.

Если заявитель подаётся за пределами США, схема выглядит вот так

Если же заявитель приехал в США (например, по туристической визе) и меняет статус здесь

Новый статус действует только на территории США и не является основанием для въезда в случае выезда из страны! Чтобы въехать обратно, нужно будет обратиться в консульство и получить визу соответствующей категории или в USCIS и получить карточку Advanced Parole (разрешение на въезд), если процесс ЕВ и поданы все заявления.

CP, или консульский процессинг

Плюсы: на территорию США вы приезжаете со всеми документами и можете покидать страну и въезжать обратно.

Минусы: дольше по времени, дополнительные процессы, а также риск попасть на административную проверку. Кроме того, несмотря на то, что петиция уже одобрена USCIS, а виза в NVC или КСС, консул имеет право отказать в выдаче визы.

Смена статуса на территории США

Change of Status (COS) — на неиммиграционный, Adjustment of Status (AOS) — на постоянное проживание.

Плюсы: одноступенчатый процессинг, вы уже на территории США.

Минусы: риски, необходимость поддерживать статус, невозможность выехать и въехать обратно без получения визы, отсутствие разрешения на работу и SSN (ИНН) в течение первого (иногда длительного) времени, большая вероятность больше не получить турвизу в случае негативного исхода.

По ряду причин я для себя выбрал второй вариант, тем более туристическая виза у меня уже была открыта. Решению также способствовала и уверенность адвокатов, что USCIS на территории США, с ними можно работать и что-то доказывать. Решения консула же обсуждению и пересмотру не подлежат.

Обзор категорий

L-категория, назовем её условно «бизнес-категория». Предназначена для «перевода» руководителей и специалистов высшего звена.

Blanket Petition используется крупными компаниями для перевода специалистов, так как позволяет провести часть формальностей заранее, а потом только согласовать конкретного кандидата.

Это категория dual intent, то есть подразумевает, что аппликант может иметь иммиграционные намерения. Категория L строго привязана к работодателю. Уволили(сь), закрываете свою компанию, едете домой. Для новых офисов младше года категория L-1A может быть выдана на год, для остальных — на срок до трёх лет, с максимальным продлением до семи лет в сумме.

О-категория, назовем её условно «таланты». Формально, это категория для «экстраординарных способностей», на практике её получают заслуженные профессионалы в культурной, творческой, спортивной сферах. O-1A — это все таланты, кроме искусства, кино и телевидения, О-1В – таланты в искусстве, кино и телевидении.

Это её большой плюс: можно менять работодателей. Выдаётся на срок до трёх лет. Категория также dual intent.

По обеим категориям супруг или супруга идут как депенденты (L-2, O-3). В случае одобрения L-2 получают право на работу (у любого работодателя) и SSN. O-3 работать не имеют права.

Вне зависимости от способа подачи, консульство или смена статуса, обе категории допускают premium processing, ускоренное рассмотрение петиций в USCIS за дополнительную плату. В течение двух недель вместо четырёх-восьми месяцев обычного рассмотрения.

На эту тему очень много споров и мнений в адвокатской среде, что статистика отказов по премиум-процессингу выше, так как у офицеров нет достаточно времени и они отказывают по любой причине.

Я с этим не согласен. Больше верю мнению, что премиум-процессинг — просто отдельная очередь, которая впихивает кейсы вперемешку с обычными. У офицера есть строго отмеренное время на изучение кейса. Пришёл утром, получил разнарядку, получил кейс, изучил, принял решение.

И это время, по слухам, — буквально полчаса-час на кейс. Никаких «подумаю и завтра ещё раз посмотрю» здесь нет. А больший процент отказов вызван подачами на смену статуса, когда у людей горят сроки (об этом ниже) и кейс готовят плохо.

Теперь к категориям ЕВ, а точнее Employment Based Green Cart Applications. Отличие этих категорий от вышеупомянутых в том, что результатом процесса служит не виза или статус, а грин-карта! Ниже привожу условное разделение по видам и возможное соответствие категорий.

Как следует из названия, ЕВ-категория происходит от работодателя и спонсируется тоже им (кроме «талантливой» ЕВ-1а и «академической» подкатегории EB-2 NIW).

Разумеется, за грин-карту нужно платить во всех смыслах. Требования к документам — строже, бумажек — больше, процесс — дольше, затраты — выше.

Основная проблема всех категорий (кроме ЕВ-3) — в отсутствии чётких требований и формулировок к аппликантам. Как правило, «руководитель должен хорошо руководить», «экстраординарный человек должен быть экстраординарным» — и в конце не забудьте приложить «прочие документы». В табличке ниже я постарался свести базовые критические пункты, по которым оцениваются кейсы (кроме ЕВ-3).

Отдельно категория ЕВ-3. Как видно из схемы, относится ко всем, кто не попадает (и попадает тоже) в другие категории. Да, это относится к любой специальности, где вы сможете найти работодателя. Плюс, нет, плюсище этой категории в том, что здесь изначально практически нет требований к аппликанту. Есть два пункта:

  • Прибыль работодателя должна покрывать вашу зарплату.
  • Работодатель очень старался, давал объявления, но никак не смог найти другого такого же кандидата. Дисклеймер: это не гарантирует на 100%, что петицию одобрят.

Поэтапная схема процессов по каждой категории, примерные сроки и стоимость — ниже.

Эта схема приведена для наглядности. Она не включает сроки и расходы на подготовку самих кейсов, а также затраты на членов семьи.

Как вы уже поняли из схемы, самая большая проблема — поддерживать легальный статус до определённых этапов. В большинстве случаев по приезде разрешают шесть месяцев пребывания в стране. Предположим, вы приехали:

  • Быстро начали бизнес, определились с бизнес-планом, местом, структурой (для L), подали на премиум-процессинг.
  • Привезли все свои награды, статьи, журналы и собрали О-кейс, подали на премиум-процессинг, получили одобрение (с RFE или без) до истечения этих шести месяцев. Это значит, вы поймали судьбу за хвост. Нужно бурно отметить или пробежать марафон во славу, кому что ближе.

Если не успели подать кейс. Находясь по визе В1 или В2, можно попросить продление разрешённого пребывания ещё на шесть месяцев и, таким образом, находиться в стране до 12 месяцев легально.

Это не означает, что продление одобрят, равно как и то, что его одобрят вовремя! Но именно это делают все адвокаты, поскольку других вариантов просто не существует. Нет, ещё можно выехать и через какое-то время приехать обратно, но это (не)вариант с нюансами.

Для категорий ЕВ всё сложнее, и главная проблема там – DOL (Department of Labor). Этап получения LC (Labor Certificate) имеет плохо предсказуемые сроки. Именно на нём вываливаются из статуса большинство петиций, часто даже за 12 месяцев. Но если у вас есть LC, формы заполнены правильно, кейс хороший и наконец-то подан в USCIS, можно расслабиться в отношении статуса.

В случае с ЕВ-1, как видно на схеме, этап DOL отсутствует. Это плюс. Минус же, как мы помним, — это самая сложная и требовательная категория. Рассматривать и придираться к ней будут по полной программе. Кроме того, здесь существует «очередь» подачи, так называемый бэклог.

Адвокаты

Моя боль, но я постараюсь быть объективным. Им откровенно скучно, когда вы только «рассматриваете» варианты, и интересно, когда вы уже окончательно приехали и говорите: «Я приехал, давайте меня оставлять».

Иммиграционный бизнес — суперпотоковый бизнес. Общее сложившееся у меня впечатление: каждый офис работает по тем шаблонам, по которым он привык работать. Ваши или работодателя $10 тысяч адвокату большой погоды не сделают.

Поэтому, если адвокат понимает, что ваш кейс ложится в его набор шаблонов, он проявляет интерес. Если придётся делать больше обычного, скорее всего, откажет. Самая большая проблема адвокатских фирм — не адвокаты, а их помощники или паралегалы, как угодно. Они способны завести кейс туда, откуда его уже не вытащить самому адвокату.

Мой опыт — это работа с четырьмя разными кейсами, тремя адвокатскими офисами и вынужденная продажа бизнеса в России, чтобы покрыть расходы.

Один адвокат, по рекомендациям и весьма известный в кругах коллег-адвокатов, напорола так, что буквально поставила нас на грань. Причём ошибки были с её стороны и совершенно нелепые: не так заполнили форму, невовремя отправили ответ, непрозрачно описали структуру бизнеса.

Искать «правильного» адвоката можно бесконечно и столько же потратить денег. То, что прошло десять кейсов до вас, не гарантирует, что ваш также пройдёт. USCIS слишком не предсказуема, в том числе из-за нечётких критериев.

Какие выводы могу сделать и дать советы:

  • Рекомендации — не показатель. Чем меньше поток кейсов у адвоката и чем больше его личная вовлечённость и контроль, тем лучше.

Если вы начинаете или начали работу и слышите: «Мы всегда так работали и проходило», ещё хуже «Сейчас все меняется, у нас у всех клиентов сложности» и «Ничего, эту информацию мы сами добавим», ноги в руки, плевать на тысячи, и бежим от такого адвоката!

Иммиграционное законодательство в США выковывалось десятилетиями, и лозунги «закрыть границу», «отменить лотерею», «даёшь работу своим» скорее популизм. На это нужны десятилетия.

Все изменения, это скорее приведение в норму и разъяснение уже существующих законов, которые ранее трактовались, как кому было удобно, или не соблюдались вообще. Прикрываться ими —показывать свою полную некомпетентность. Сугубо личное мнение.

Резюмируя

Переезд по туристической визе возможен. Но очень сложен и затратен во всех смыслах. Всем начинающим — везения и удачи.

P. S. Н-1В, учёба, женихи, невесты, родственники — это не ко мне. Никогда не интересовался.

Всем спасибо за лонгрид.

{ «author_name»: «Viktor Kutolkin», «author_type»: «self», «tags»: [«\u0432\u0438\u0437\u044b»], «comments»: 34, «likes»: 23, «favorites»: 85, «is_advertisement»: false, «subsite_label»: «migrate», «id»: 92365, «is_wide»: false, «is_ugc»: true, «date»: «Wed, 13 Nov 2021 06:46:09 +0300», «is_special»: false }

Еженедельная рассылка

Одно письмо с лучшим за неделю

Проверьте почту

Отправили письмо для подтверждения

null

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: